Аналитика

«Абсолютно закономерный процесс». Какие данные пользователей биржи передают по запросам властей

Refer Friends. Earn Crypto Together.

Когда издание Reuters выпустило статью, в которой Binance обвинялась в отмывании денег и нарушении международных санкций, в ответ биржа опубликовала развернутый ответ с разъяснениями от лица Тиграна Гамбаряна, вице-президента компании по глобальной оперативно-розыскной деятельности.

Рассказывая о преимуществах системы безопасности Binance и ее процессах взаимодействия с правоохранительными органами, Гамбарян упомянул, что с ноября 2021 года штат компании, задействованный в процедурах комплаенса, вырос «более чем на 500%». Кроме того, согласно публикации, в этот же период биржа ответила более чем на 47 000 запросов правоохранительных органов.

Параллельно американская криптобиржа Coinbase опубликовала отчет, согласно которому с 1 октября 2021 по 30 сентября 2022 года она получила 12 320 запросов на предоставление информации от правоохранителей и регуляторов по всему миру. Это на 66% больше, чем в прошлом году. Рост показателя в Coinbase объяснили развитием самой компании, а также повышением интереса властей к криптоиндустрии.

В Coinbase отметили, что положительно отвечают на запросы не во всех случаях, а также стремятся предоставлять анонимизированные и агрегированные данные, а не конкретную информацию об отдельных клиентах. В настоящий момент клиентами платформы являются более 108 млн человек по всему миру.

«В этом нет ничего удивительного, скорее это абсолютно закономерный процесс», – комментирует глава InDefi Bank Сергей Менделеев. По его мнению, рост числа запросов может свидетельствовать как о том, что преступники чаще используют криптовалюты в качестве инструмента, так и то, что все большее число правоохранителей понимают, каким образом такие преступления нужно расследовать.

В первую очередь это говорит о росте преступлений и споров с участием криптовалют, соглашается старший аналитик Bestchange.ru Никита Зуборев. Однако в то же время это свидетельствует о массовом принятии криптовалют обществом. «Вопрос не в том, что среди той же аудитории, что и раньше выросло количество правонарушений, а с ростом аудитории пропорционально выросло и количество возникающих разногласий», – поясняет Зуборев.

Вопрос приватности

В комментариях к отчету Coinbase пишут, что стремятся защищать конфиденциальность клиентов, вместе с тем содействуя правоохранителям в поимке преступников, использующих платформу. «В каждом случае мы тщательно изучаем запросы, прежде чем предоставлять данные, чтобы убедиться, что мы соблюдаем права наших клиентов», – говорится в публикации.

В зависимости от характера и объема запроса биржа может предоставить в том числе имя клиента и IP-адрес последнего входа/выхода из системы, а также его платежную информацию. Прямой доступ к информации о клиентах или системе не предоставляется ни одному правительству, уверяют в Coinbase.

Никакой из сервисов не испытывает особого энтузиазма в вопросе обмена информацией, считает Зуборев. «То есть по умолчанию ваши данные не будут переданы кому бы то ни было просто по чьей-то прихоти. Но если сервисам, которые работают на российском рынке, приходят официальные запросы в рамках расследования преступлений, безусловно, и биржи и обменные пункты имеют как моральное право, так и юридические обязательства о предоставлении связанной с этим информации», – поясняет аналитик.

По мнению Менделеева, в делах, затрагивающих сферу правоохраны, не должно быть никакой приватности. «Другой вопрос, как отличить запрос, касающийся, скажем, кражи биткоинов с кошелька пользователя, от запроса, ставящего целью преследование оппозиционного журналиста, собирающего пожертвования через криптовалюту на свою деятельность?», – рассуждает эксперт.

По мнению Менделеева, в этом смысле должны быть выработаны некие единые подходы в формате подобных запросов, чтобы каждая отвечающая сторона могла сама оценить законность предоставления той или иной информации. В случае противоречия установленным демократическим принципам, стоит отказывать в этом, передавая вопрос на решение суда.

Запросы из России

Наибольшее количество запросов правоохранительных органов и ведомств поступило в Coinbase из США. В целом около 80% всех запросов поступило из США, Великобритании, Германии и Испании. Coinbase не работает с российскими клиентами, однако запросы от местных правоохранительных органов так же поступают в различные криптосервисы.

Российские органы, безусловно, запрашивают такие сведения, и в большинстве случаев получают ответы, говорит Менделеев, ссылаясь на твит главы Binance Чанпэна Джао 2021 года, в котором он прямым текстом подтверждает наличие запросов со стороны России и Украины.

Source: Twitter.com

По словам Зуборева, процесс взаимодействия криптосервисов с правоохранителями «поставлен на поток», однако во многом зависит от формата бизнеса и его юрисдикции. Небольшим обменникам, работающим на локальном рынке, гораздо проще оставаться незаметными для регуляторов и правоохранительных органов, чем международным биржам. Но и биржи стараются выполнять только необходимый с формальной стороны минимум, дополняет аналитик.

По его наблюдениям, в первую очередь, крупные международные компании просят судебные решения, даже из тех стран, где суды довольно ангажированы. С точки зрения международного права, такие решения и запросы имеют бо́льшие шансы на удовлетворение, чем прямое обращение от правоохранительных органов конкретной страны в сервис, находящийся в другой юрисдикции.

«Здесь, на самом деле, Россия «выстрелила себе в ногу» принятием закона о Цифровых финансовых активах (ЦФА), запретив тем самым деятельность криптокомпаний на территории страны и выдавив все их локальные представительства, обязывающие криптобиржи сотрудничать с правоохранительными органами России», – рассуждает Зуборев. Теперь, когда компании были вынуждены минимизировать свое присутствие в стране, они могут буквально игнорировать запросы из России, чем благополучно и занимаются. Формально, единственным законным способом обмена информацией остается Интерпол.

Некоторые площадки после февраля принципиально отказались от сотрудничества с российской правоохраной по понятным причинам, дополняет Менделеев. «Но это скорее дань общей тенденции, начатой самим Интерполом. Делу борьбы с реальной преступностью это, увы, никак не помогает», – поясняет эксперт.

   
Источник

Показать больше

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»